СТАТЬ ДОСТОЕВСКИМ

Мальчик с Божедомки

Из книги М. Басиной
«Сквозь сумрак белых ночей»

Один из самых известных писателей мира – Фёдор Михайлович Достоевский – родился в Москве, на улице Божедомка. И, если верить в то, что все случайности в жизни неслучайны, то и Божедомка была в жизни Достоевского не просто так. Когда-то «божьими домами» называли специальные места, чаще всего обычные сараи, где в общих ямах хоронили нищих, преступников, безродных и «безымянных». Местечки были те ещё! Вокруг грязь, дурной запах, крысы хозяйничают как у себя дома… Поэтому к концу XVIII века все «божьи дома» в Москве закрыли. А улица, на которой находился один из них, осталась. Вместе с названием Божедомка.

Потом на этой улице построили больницу, названную Мариинской в честь императрицы Марии Фёдоровны. И это было единственное место в Москве, где лечили бездомных, нищих, бедняков.

В 1821 г. на работу в больницу был принят штаб-лекарь Михаил Андреевич Достоевский. Он поселился с семьёй в одной из пристроек к зданию лечебницы, где и родился будущий классик русской литературы. Можно только догадываться, сколько страшных сцен нищеты и горя он видел в детстве из окна своей комнаты.

Такой же, как и все мальчишки, или Любимая игра

Младший брат Фёдора Михайловича Андрей написал книгу воспоминаний, где рассказал, как проводили время мальчишки Достоевские (в семье было 4 братьев: Михаил, Фёдор, Андрей, Николай). Однажды Федя прочитал книжку, в которой ему встретилось описание жизни индейцев, и с этого времени «игра в диких» стала любимой игрой ребят. Они выбирали самое укромное, густое место в роще, строили там шалаш, накрывали его «хворостом и листьями и делали ход в него незаметным». Затем все разрисовывали себя красками, на манер индейских татуировок, из листьев и крашеных гусиных перьев делали поясные и головные украшения и, «вооружившись самодельными луками и стрелами», нападали на крестьянских мальчиков и девочек из деревеньки Брыково, «забирали в плен» и держали в шалаше.

Фёдор, как зачинщик игры, «был всегда главным предводителем племëн». Старший брат Михаил был «костюмером» и «гримёром» ребят. А главный «интерес в этой игре был в том, чтобы полностью уединиться и чтобы за игроками, «дикими», не было присмотра старших». Не зря за эту активность мать с отцом называли Фёдора «настоящий огонь»!

Хочешь быть как Федя Достоевский, прочитай книгу Лункенбайн М. Индейцы / М. Лункенбайн; пер. с нем. В. Волкова. – М.: Астрель, АСТ, 2001. – 40 с. и сыграй с друзьями «в диких».

Семья Достоевских была очень читающей. Дети любили сказки, а, став постарше, увлекались А.С. Пушкиным (из-за которого, кстати, спорили с родителями), В. А. Жуковским, Н.М. Карамзиным. «Мне было всего лишь десять лет, когда я уже знал почти все главные эпизоды русской истории», — вспоминал Фёдор, имея в виду «Историю Государства Российского» Карамзина.

Как Достоевский кондуктором был

Ф. Алексеев «Вид на Главное инженерное училище со стороны Фонтанки»

Сначала Фёдор, как и все его братья и сёстры, учился дома, а в 16 лет поступил в Главное инженерное училище в Петербурге (Инженерный замок). Успешно сдал экзамены и получил звание кондуктора. Кондуктора?! Давай разбираться. Оказывается, когда-то в России конду́кторами называли военных чертёжников, сапёров – военнослужащих нижнего офицерского ранга, а также учеников кондукторского отделения Главного инженерного училища.
Находилось училище в мрачном-мрачном здании, замке, в котором в ночь с 11 на 12 марта 1801 года в своей постели был предательски убит император Павел І. После этих трагических событий замок оброс мифами и легендами.

Прочитай рассказ Николая Лескова «Привидение в Инженерном замке» (любое издание), почувствуй себя студентом Замка и окунись в ту мистическую атмосферу.

Буллинг, или дедовщина в Инженерном Замке

Но не только привидениями был наводнён таинственный замок-крепость. «Жизнь новичка училища была не лучше каторги. Он получал прозвище «рябец» («рябчиками» тогда военные презрительно называли штатских) и должен был выносить всевозможные издевательства, изобретаемые «старенькими» – теми, кто проучился уже несколько лет.

При встрече со «стареньким» у новичка душа уходила в пятки: пронесёт или прицепится? А мучитель начинал:
– Вы, рябец, такой-сякой, принялись, кажется, кутить?
– Помилуйте… я ничего…
– То-то ничего… Смотрите вы у меня!
И щелчок в нос или пинок в спину.

Во время приготовления уроков стоило дежурному офицеру удалиться, как на пороге одного класса, в дверях, ведущих в соседний, ставили стол и заставляли новичков пролезать под ним на четвереньках. С другой же стороны их встречали кручеными жгутами и хлестали куда попало. Выходки кондукторов были отвратительны Фёдору, который болезненно переживал всякое унижение человеческого достоинства». (По книге: Басина М. Сквозь сумрак белых ночей: Документальная повесть / М. Басина. – Л.: Дет. лит., 1979. – С. 24–28.)

Кстати, как и сейчас, в то время, подростки награждали друг друга прозвищами. Фёдора за его необщительность и любовь спрятаться с книгой называли «монах Фотий или просто Фотий».

Быть кондуктором

Учился Фёдор Достоевский в училище платно. И был уверен, что бесплатные места достались некоторым студентам «по блату». Чему же там вообще учили? В нижнем кондукторском классе изучались арифметика, алгебра, геометрия, история, география, русский и французский языки, рисование. Кроме того, проводились строевые занятия два раза в неделю по 2 часа.

В среднем кондукторском классе – алгебра, практическая геометрия, стереометрия и геометрия, полевая фортификация, артиллерия, рисование, история, география, русский и французский языки; строевые занятия – 4 часа в неделю.

В верхнем кондукторском классе преподавались аналитическая геометрия и дифференциальное исчисление, полевая фортификация; артиллерия; архитектурное рисование, основы тактики, история, русский и французский языки, строевая подготовка – 2 часа в неделю.

Проверь, смог бы ты учиться на кондуктора: попробуй с тяжёлым ранцем за спиной маршировать 2 часа подряд.

Вот и Фёдору это «фронтовое учение» давалось не очень: по итогам оценок за первый месяц учёбы при высшей оценке в 10 баллов за строевую подготовку он получил всего 2!

Самый страшный спектакль в жизни

В конце апреля 1849 года Фёдора Достоевского арестовали по подозрению в революционной деятельности. И 21 человек, в том числе и он, были приговорены к расстрелу.

22 декабря Достоевский вместе с товарищами пережил на площади перед казармами Семёновского полка страшные минуты ожидания казни. «Принесли длинные белые балахоны с капюшонами – одеяние смертников – и стали надевать их на осужденных. Это походило на дикий маскарад… Солдаты уже навели ружья на белые фигуры у столбов…» Как вдруг аудитор начал читать новый – уже настоящий – приговор, где император заменил смертную казнь Достоевского и других мужчин на каторжные работы, а затем службу в армии рядовыми. «Лидера заговорщиков» Михаила Петрашевского прямо тут же, на площади, заковали в кандалы. (По книге: Басина М. Сквозь сумрак белых ночей: Документальная повесть / М. Басина. – Л.: Дет. лит., 1979. – С.: 216–222.)

Автором этой жуткой «постановки» был сам император Николай I. Он распорядился инсценировать казнь, чтобы «преступники» в полной мере ощутили своё ничтожное положение!

Патронусы Фёдора Михайловича

Ты, наверняка, сейчас удивлён: патронусы из мира Гарри Поттера, придуманные в конце XX века, и Фёдор Достоевский?! Где связь? Удивительно и невероятно, но самая прямая. Не называя это словом «патронус», Достоевский понял невероятную защитную, целительную силу воспоминаний. В самом конце своего главного романа «Братья Карамазовы» он написал:

«Знайте же, что ничего нет выше и сильнее, и здоровее, и полезнее впредь для жизни, как хорошее какое-нибудь воспоминание, и особенно вынесенное ещё из детства, из родительского дома. Вам много говорят про воспитание ваше, а вот какое-нибудь этакое прекрасное, святое воспоминание, сохранённое с детства, может быть самое лучшее воспитание и есть. Если много набрать таких воспоминаний с собою в жизнь, то спасён человек на всю жизнь. И даже если и одно только хорошее воспоминание при нас останется в нашем сердце, то и то может послужить когда-нибудь нам во спасение».

В другом произведении, «Дневнике писателя» 1877 года, снова читаем об этом: «без святого и драгоценного, унесённого в жизнь из воспоминаний детства, не может и жить человек… Воспоминания эти могут быть даже тяжёлые, горькие, но ведь и прожитое страдание может обратиться впоследствии в святыню для души».

Удивительное совпадение – не правда ли?! Именно воспоминания-патронусы помогли Фёдору Михайловичу пережить тяжёлые и страшные годы каторги. Но прежней живости, озорства и детского «огня» (помнишь его домашнее прозвище?) как не бывало! И в историю литературы Ф. М. Достоевский вошёл как самый грустный писатель России. После всего пережитого было уже не до веселья.

Прочитай и подумай

Чтобы убедиться в этом, прочитай короткий рассказ Фёдора Михайловича «Мальчик у Христа на ёлке».

Поразмышляй над вопросами:

  1. Рассказ начинается словами автора: «но я романист, и, кажется, одну «историю» сам сочинил… но мне всё мерещится, что это где-то и когда-то случилось…» Так эта история всё-таки вымышленная или где-то когда-то случилась?
  2. Как мальчик с мамой оказались в подвале этого большого красивого города?
  3. И почему же они уехали из своей деревеньки (или маленького городишка), раз там было «так тепло и давали покушать»?
  4. Что значит фраза «отвернулся, чтобы не заметить»? Разве так бывает?
  5. Тронул тебя этот рассказ? Какой эпизод зацепил больше всего? Почему?
  6. «И зачем же я сочинил такую историю» – спрашивает автор. И действительно – зачем? Как ты думаешь?
  7. Подумай, какую иллюстрацию ты бы нарисовал к этому рассказу? Каких цветов в ней было бы больше? Почему?

Великий русский писатель Фёдор Михайлович Достоевский родился 200 лет назад. И сегодня учёными написаны сотни, если не тысячи книг, посвящённых его жизни и творчеству. Для чего же столько? Наверное, чтобы понять, какой путь пришлось пройти человеку, чтобы стать ДОСТОЕВСКИМ!

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять