Афанасьев

Хранитель русской сказки

«Колобок», «Гуси-лебеди», «Пёрышко Финиста ясна сокола», «Лиса и журавль» – нет в нашей стране человека, который бы, встретив эти слова, не понял, о чём речь.

А ведь этого могло и не случиться, если бы не один замечательный человек, который, однажды услышал русскую сказку, и она, словно волшебная палочка, превратила его из простого провинциального мальчугана в одного из самых известных учёных нашей страны.

Александр Николаевич Афанасьев родился 23 июля 1826 года в маленьком городке Богучаре Воронежской губернии (так раньше назывались области). Чуть позже семья переехала в город Бобров. Отец Александра ценил знания и сам считался самым умным в Боброве. Поэтому и сына решил сделать грамотным, образованным человеком!

Но школ, как сейчас, в то время не было, и бобровские дети, в том числе и сын Афанасьева, ходили на уроки к священникам, потому что те знали русский и латинский языки, читали и писали в отличие от большинства малограмотных и неграмотных горожан.

В. И. Порудоминский, биограф Афанасьева, так описывает эти уроки. «Священников в Боброве двое, и оба – отцы Иваны. И оба заставляют учеников бить друг друга по лицу, таскать за волосы, а провинившегося ученика кладут на пол у самой двери, чтобы остальные через него перешагивали. Или ставят на несколько часов в угол на колени, а вниз горох насыпают, чтобы особенно больно было стоять. За ошибки бьют линейками по пальцам». Одним словом, мУчение.

И про(м)учившись так некоторое время, Саша продолжил «грызть гранит науки» уже в гимназии в Воронеже, куда его отдал отец. Причём отдал в прямом смысле слова – ведь семья осталась в Боброве, и мальчику пришлось жить на квартире одного из учителей. Порядки в гимназии были не лучше, чем на занятиях у священников. «Из окон класса всякий день открывалась одна и та же картина: через двор идёт инспектор, за ним сторож, а следом толпа гимназистов, которых ведут в канцелярию – сечь. При гимназии дежурили солдаты. Это были опытные мастера, они секли умело и беспощадно». Бить учеников разрешал устав гимназии.

«Сашу Афанасьева высекли однажды в третьем классе за то, что свистнул на уроке». А ещё как-то целую неделю его держали в карцере. Вот вам и гимназия.

Сам А. Афанасьев вспоминал, что после такой «учёбы» кое-как поступил на юридический факультет университета в Москве, куда он переехал из Воронежа и жил до самой смерти в 1871 году.

Из правоведа в сказочники

Остаться в университете и стать преподавателем А. Афанасьев не смог. Он поступил на работу в Московский Главный архив (место хранения документов, рукописей, писем прошлого) Министерства иностранных дел, где проработал 13 лет. Но кроме этого, параллельно издавал журнал, писал статьи о русских писателях: М. Лермонтове, Д. Фонвизине; изучал верования и обычаи славян, наших далёких предков; писал о ведьмах, леших, сказочном острове Буяне. Вот некоторые его сочинения на эту тему: «Дедушка домовой?», «Колдовство на Руси в старину».

И всё это не было его прямой работой в архиве. А. Афанасьев занимался этим в свободное время, для души.

И точно так же для души начал собирать и печатать русские народные сказки, что позже прославило его на всю Россию и стало главным делом жизни! Хотя собирателем в полном значении слова А. Афанасьев не был, т. е. лично не ездил по городам и деревням и не записывал сказки, которые рассказывали местные жители. Он использовал материалы, собранные в архиве Русского географического общества, 150 сказок ему передал знаменитый русский учёный Владимир Иванович Даль.

С 1855 по 1863 годы вышло 8 выпусков «Народных русских сказок». Хотя фольклором интересовались учёные, литераторы и до А. Афанасьева, но они брали сказочный сюжет и… изменяли его, переделывали: разговорную речь заменяли «красивой», литературной. Афанасьев же старался максимально точно передать народный язык, со всеми его оборотами, образами.

Из сказочника в исследователи

Но его интересовал не только сказочный сюжет, но и более глубокий, скрытый между строк смысл сказок. Он хотел понять, откуда взялись и что означают образы говорящих волшебных птиц и зверей, Морозка, Бабы-Яги, Идолища, Кощея; хотел разгадать сказку. И он начал этот смысл, как дед репку, тянуть-тянуть да и вытянул. И кроме сборника сказок издал большое, в трёх томах, собственное исследование русского фольклора «Поэтические воззрения славян на природу». Поэтические, т. е. сказочные, волшебные. Наши далёкие предки ещё не владели знаниями об окружающем мире, не знали физики, астрономии, биологии и пр., но, как могли, пытались объяснить всё, что замечали вокруг. Так и рождались сказки.

Вместе с А. Н. Афанасьевым-учёным прочитаем сказку про Марью Моревну
(по: Порудоминскому В. И. А рассказать тебе сказку?..)

…В некотором царстве, в некотором государстве жил-был Иван-царевич; у него было три сестры: одна Марья-царевна, другая Ольга-царевна, третья Анна-царевна. Пошёл царевич с сёстрами во зелёный сад погулять. Вдруг находит на небо туча чёрная, встаёт гроза страшная. «Пойдёмте, сестрицы, домой!» – говорит Иван-царевич. Только пришли во дворец, как грянул гром, раздвоился потолок и влетел к ним в горницу ясен сокол, ударился сокол об пол, сделался добрым молодцем и говорит: «Здравствуй, Иван-царевич! Прежде я ходил гостем, а теперь пришел сватом; хочу у тебя сестрицу Марью-царевну посватать…» Вскоре Ольгу-царевну посватал орёл, а Анну-царевну – ворон. Унесли птицы царевен в свои далёкие царства.

Женихи-птицы, прилетающие с грозой, тёмными тучами, вихрем, молнией, это образы стихий, объясняет А. Афанасьев. В некоторых записях сказок женихов прямо зовут: Дождь, Гром, Ветер. Так же и красные девицы, которых сватают, выступают иногда под именами Солнца, Луны, Звезды. Люди видели, как во время грозы исчезают на небе светила, – поэтический язык сказки создал образ похищенных красавиц.

Заскучал Иван-царевич один и собрался в дорогу – сестриц навестить. А по дороге встретил да полюбил Марью Моревну и женился на ней.

Марья Моревна, говорит А. Афанасьев, – образ солнца. В отчестве её – «Моревна» – высказано представление о солнце, как о дочери моря. Солнце восходит из-за моря и опускается в него.

А потом Марью Моревну похитил Кощей Бессмертный, который из рук Ивана-царевича напился воды и разорвал железные цепи.

Кощей на железных цепях, размышляет Афанасьев, – это туча, окованная зимним холодом. Она снова набирает силу, когда вдоволь напьется воды, то есть весною. Тогда она срывается с места и уносит Марью Моревну – закрывает солнце.

…Трудной службой у Бабы-Яги, умом и смекалкой добыл себе Иван-царевич богатырского коня и увёз на нём Марью Моревну. А когда стал их Кощей догонять, конь Ивана-царевича ударил со всего размаху копытом Кощея Бессмертного и убил его.

Иван-царевич на богатырском коне, заключает А. Афанасьев, есть сам Перун, языческий бог грома и молнии: своим могучим ударом он разбивает тучи и выводит солнце из-за тёмных гор.

Позднее, уже в конце жизни, А. Афанасьев издал ещё одну книгу – из своего сборника выбрал и напечатал отдельно 88 народных сказок для детского чтения.

Умер он в 1871 году в возрасте 45-и лет от болезни лёгких.

«Сказки А. Н. Афанасьева» – одно из главных сокровищ нашей национальной культуры. Они переведены на десятки языков и пользуются мировой известностью.

Факты

  • Афанасьев был талантливым читателем – с самого раннего детства чтение было его настоящей страстью. За всю жизнь он накопил вещей с один сундук, а книг – целую библиотеку!
  • Всю жизнь вёл дневник.
  • Был заграницей. «В Берлине, Дрездене, на Рейне, в Брюсселе, Лондоне, Париже, Страсбурге, в Швейцарии и Италии в Вене и через Варшаву возвратился в Москву».
  • Жил с котом по кличке Котофей Иванович.
  • В «Сказках братьев Гримм» около 200 сказок, а в «Сказках Афанасьева» их 600! Это самое большое собрание народных сказок в мире!
  • Кстати, прославленные братья лично читали сказки Афанасьева:
    – Знакомы ли вы с господином Афанасьевым? Говорят, он молод? Это прекрасно! Он уже так много успел. Мы с Вильгельмом читаем его русские сказки. Очень прошу вас, сударь: приедете в Россию, найдите Афанасьева и передайте ему поклон от стариков Гриммов.
  • Классификация сказок А. Афанасьева (сказки о животных, волшебные, бытовые, сказки и анекдоты) стала международной и используется до сих пор.
  • Сказки А. Афанасьева иллюстрировали лучшие русские художники: И. Билибин, Т. Маврина, Т. Шеварева, Ж. Варенцова и другие.

Прочитай и удивись!
(Из книги А. Н. Афанасьев «Поэтические воззрения славян на природу»)

Оказывается, слово «красный» когда-то означало: светлый, яркий, блестящий, огненный. Как постоянный эпитет, прилагательное это употребляется в следующих эпических выражениях: красное солнце, красная заря, красный день (ясный, солнечный день называется также украсливым, хорошая погода – украсливая), красный месяц, красная весна, красное лето, Красная Горка – весенний праздник, светлая, с большими окнами изба называется красною (светлицею). В Ярославской губернии красить употреблялось в смысле: светить, сиять: «поглядзи-тко ты в восточную сторонушку, не красит ли красное солнышко?», т. е. «не светит ли». Солнечный свет (красный) воспринимался как абсолютная красота. И красный стал означать красивый, прекрасный.

Узнай больше:
1. Афанасьев А. Н. Народные русские сказки. – М.: Худож. лит., 1989. – 319 с.
2. Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу: В 3 т. – М.: Современ. писатель, 1995. – (Славян. мир).
3. Аникин В. П. Александр Николаевич Афанасьев и его фольклорные сборники // Народные русские сказки. – М.: Худож. лит., 1989. – С. 5-14
4. Порудоминский В. А рассказать тебе сказку?: Повесть о жизни и трудах сказочника А. Н. Афанасьева. – М.: Дет. лит., 1970. – 158 с.: ил.

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять