Афанасьев

Хранитель русской сказки

Колобок, Гуси-лебеди, Финист ясный сокол, Иван Царевич, серый волк – известные каждому с самых ранних лет герои русских народных сказок! Волшебных и поучительных, весёлых и жутковатых, но таких любимых и родных.

Но знаете ли вы, что своим появлением на книжных полках они обязаны кропотливому труду всего одного человека, который их собрал, систематизировал, обработал и издал, сделав достоянием русской культуры?

Александр Николаевич Афанасьев родился 23 июля 1826 года в маленьком городке Богучаре Воронежской губернии (так раньше назывались области). Чуть позже семья переехала в город Бобров. Отец Александра ценил знания и сам считался самым умным жителем Боброва. И сына, разумеется, растил грамотным, образованным человеком!

Школ, как сейчас, в то время не было, и бобровские ребятишки ходили на занятия к священникам, потому что те были более-менее образованными людьми в отличие от большинства неграмотных горожан.

В. И. Порудоминский, биограф Афанасьева, так описывает эти уроки. «Священников в Боброве двое, и оба – отцы Иваны. И оба заставляют учеников бить друг друга по лицу, таскать за волосы, а провинившегося ученика кладут на пол у самой двери, чтобы остальные через него перешагивали. Или ставят на несколько часов в угол на колени, а вниз горох насыпают, чтобы особенно больно было стоять. За ошибки бьют линейками по пальцам». Одним словом, мУчение.

Про(м)учившись так некоторое время, Саша продолжил «грызть гранит науки» уже в гимназии в Воронеже, в которую его отдал отец. Причём отдал в прямом смысле слова – ведь семья осталась в Боброве, и мальчику пришлось жить на квартире одного из учителей. Порядки в гимназии были не лучше, чем на занятиях у священников. «Из окон класса всякий день открывалась одна и та же картина: через двор идёт инспектор, за ним сторож, а следом толпа гимназистов, которых ведут в канцелярию – сечь. При гимназии дежурили солдаты. Это были опытные мастера, они секли умело и беспощадно». Бить учеников разрешал устав гимназии.

«Сашу Афанасьева высекли однажды в третьем классе за то, что свистнул на уроке». А ещё как-то целую неделю его держали в карцере. Вот вам и гимназия.

Сам А. Афанасьев вспоминал, что после такой «учёбы» кое-как поступил на юридический факультет университета в Москве, куда он переехал из Воронежа и жил до самой смерти в 1871 году.

Из правоведа в сказочники

Остаться в университете и стать преподавателем А. Афанасьев не смог. Он поступил на службу в Московский Главный архив (место хранения документов, рукописей, писем прошлого) Министерства иностранных дел и проработал там 13 лет. А параллельно издавал журнал, писал статьи о русских писателях: М. Лермонтове, Д. Фонвизине; изучал верования и обычаи наших далёких предков славян: писал о ведьмах, домовых, леших, сказочном острове Буяне.

И всем этим А. Афанасьев занимался в свободное время, для души.

И точно так же для души начал собирать и печатать русские народные сказки, что позже прославило его на всю Россию и стало главным делом жизни! Хотя собирателем в полном значении слова А. Афанасьев не был, т. е. лично не ездил по городам и деревням и не записывал сказки, которые рассказывали местные жители. Он использовал материалы, собранные в архиве Русского географического общества, 150 сказок ему передал знаменитый русский учёный Владимир Иванович Даль.

С 1855 по 1863 годы вышло 8 выпусков «Народных русских сказок».

Уникальность этого сказочного собрания состояла в том, что Афанасьев старался максимально точно передать народный язык, со всеми его оборотами и образами в отличие от других литераторов, работавших с фольклором. Ведь они переделывали сказочный сюжет, а народную живую речь заменяли «красивой», литературной.

Из сказочника в исследователи

Но его интересовали не только сюжеты сказок, но и более глубокий, скрытый между их строк смысл. Он хотел понять, откуда взялись и что означают образы говорящих волшебных птиц и зверей, Морозка, Бабы-Яги, Идолища, Кощея; хотел разгадать сказку. Поэтому чуть позже издал трёхтомное исследование русского фольклора «Поэтические воззрения славян на природу». Поэтические, т. е. сказочные, волшебные. В нём он доказал, что наши далёкие предки, не владея знаниями об окружающем мире, не зная физики, астрономии, биологии и пр., тем не менее пытались объяснить всё, что происходило в природе. Так и рождались сказки.

Вместе с А. Н. Афанасьевым-учёным прочитаем сказку про Марью Моревну
(по: Порудоминскому В. И. А рассказать тебе сказку?..)

…В некотором царстве, в некотором государстве жил-был Иван-царевич; у него было три сестры: одна Марья-царевна, другая Ольга-царевна, третья Анна-царевна. Пошёл царевич с сёстрами во зелёный сад погулять. Вдруг находит на небо туча чёрная, встаёт гроза страшная. «Пойдёмте, сестрицы, домой!» – говорит Иван-царевич. Только пришли во дворец, как грянул гром, раздвоился потолок и влетел к ним в горницу ясен сокол, ударился сокол об пол, сделался добрым молодцем и говорит: «Здравствуй, Иван-царевич! Прежде я ходил гостем, а теперь пришел сватом; хочу у тебя сестрицу Марью-царевну посватать…» Вскоре Ольгу-царевну посватал орёл, а Анну-царевну – ворон. Унесли птицы царевен в свои далёкие царства.

Женихи-птицы, прилетающие с грозой, тёмными тучами, вихрем, молнией, это образы стихий, объясняет А. Афанасьев. В некоторых записях сказок женихов прямо зовут: Дождь, Гром, Ветер. Так же и красные девицы, которых сватают, выступают иногда под именами Солнца, Луны, Звезды. Люди видели, как во время грозы исчезают на небе светила, – поэтический язык сказки создал образ похищенных красавиц.

Заскучал Иван-царевич один и собрался в дорогу – сестриц навестить. А по дороге встретил да полюбил Марью Моревну и женился на ней.

Марья Моревна, говорит А. Афанасьев, – образ солнца. В отчестве её – «Моревна» – высказано представление о солнце, как о дочери моря. Солнце восходит из-за моря и опускается в него.

А потом Марью Моревну похитил Кощей Бессмертный, который из рук Ивана-царевича напился воды и разорвал железные цепи.

Кощей на железных цепях, размышляет Афанасьев, – это туча, окованная зимним холодом. Она снова набирает силу, когда вдоволь напьется воды, то есть весною. Тогда она срывается с места и уносит Марью Моревну – закрывает солнце.

…Трудной службой у Бабы-Яги, умом и смекалкой добыл себе Иван-царевич богатырского коня и увёз на нём Марью Моревну. А когда стал их Кощей догонять, конь Ивана-царевича ударил со всего размаху копытом Кощея Бессмертного и убил его.

Иван-царевич на богатырском коне, заключает А. Афанасьев, есть сам Перун, языческий бог грома и молнии: своим могучим ударом он разбивает тучи и выводит солнце из-за тёмных гор.

Позднее, уже в конце жизни, А. Афанасьев издал ещё одну книгу – из своего сборника выбрал и напечатал отдельно 88 народных сказок для детского чтения.

Умер он в 1871 году в возрасте 45-и лет от болезни лёгких.

«Сказки А. Н. Афанасьева» – одно из главных сокровищ нашей национальной культуры. Они переведены на десятки языков и пользуются мировой известностью.

Факты

  • Афанасьев был талантливым читателем – с самого раннего детства чтение было его настоящей страстью. За всю жизнь он накопил вещей с один сундук, а книг – целую библиотеку!
  • Всю жизнь вёл дневник.
  • Был заграницей. «В Берлине, Дрездене, на Рейне, в Брюсселе, Лондоне, Париже, Страсбурге, в Швейцарии и Италии в Вене и через Варшаву возвратился в Москву».
  • Жил с котом по кличке Котофей Иванович.
  • В «Сказках братьев Гримм» около 200 сказок, а в «Сказках Афанасьева» их 600! Это самое большое собрание народных сказок в мире!
  • Кстати, прославленные братья лично читали сказки Афанасьева:
    – Знакомы ли вы с господином Афанасьевым? Говорят, он молод? Это прекрасно! Он уже так много успел. Мы с Вильгельмом читаем его русские сказки. Очень прошу вас, сударь: приедете в Россию, найдите Афанасьева и передайте ему поклон от стариков Гриммов.
  • Классификация сказок А. Афанасьева (сказки о животных, волшебные, бытовые, сказки и анекдоты) стала международной и используется до сих пор.
  • Сказки А. Афанасьева иллюстрировали лучшие русские художники: И. Билибин, Т. Маврина, Т. Шеварева, Ж. Варенцова и другие.

Прочитай и удивись!
(Из книги А. Н. Афанасьев «Поэтические воззрения славян на природу»)

Оказывается, слово «красный» когда-то означало: светлый, яркий, блестящий, огненный. Как постоянный эпитет, прилагательное это употребляется в следующих эпических выражениях: красное солнце, красная заря, красный день (ясный, солнечный день называется также украсливым, хорошая погода – украсливая), красный месяц, красная весна, красное лето, Красная Горка – весенний праздник, светлая, с большими окнами изба называется красною (светлицею). В Ярославской губернии красить употреблялось в смысле: светить, сиять: «поглядзи-тко ты в восточную сторонушку, не красит ли красное солнышко?», т. е. «не светит ли». Солнечный свет (красный) воспринимался как абсолютная красота. И красный стал означать красивый, прекрасный.

Узнай больше:
1. Афанасьев А. Н. Народные русские сказки. – М.: Худож. лит., 1989. – 319 с.
2. Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу: В 3 т. – М.: Современ. писатель, 1995. – (Славян. мир).
3. Аникин В. П. Александр Николаевич Афанасьев и его фольклорные сборники // Народные русские сказки. – М.: Худож. лит., 1989. – С. 5-14
4. Порудоминский В. А рассказать тебе сказку?: Повесть о жизни и трудах сказочника А. Н. Афанасьева. – М.: Дет. лит., 1970. – 158 с.: ил.

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять